История открывается

В день памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской 4 февраля во всех православных храмах прошли панихиды, на которых вспоминались пострадавшие за веру в годы богоборчества — гонения на Церковь. Очень отрадно, что зародилась такая хорошая традиция в молитве вспоминать невинно убиенных. И тогда же в областном центре по благословению архиепископа Могилёвского и Мстиславского Софрония был организован Крестный ход.
Православные верующие, а было их несколько сотен, вышедшие из трёх храмов – Царственных мучеников, Спасо-Преображенского и Свято-Никольского собора, прошли по Пушкинскому проспекту, соединились в один Крестный ход и направились к месту расстрела и массового захоронения в районе мясокомбината погибших в годы репрессий безвинных людей. Такие места как бы вопиют к небесам. Символично то, что участники Крестного хода прошли тем путём, по которому когда-то палачи вели к месту гибели свои жертвы. На месте захоронения Высокопреосвященнейший Софроний произнес проповедь, а затем была отслужена панихида по невинно загубленным людям.
Там в разное время был песчаный карьер, затем скотомогильник, а ранее — в двадцатые-тридцатые годы нашли своё последнее пристанище многие безвинные люди. В шестидесятые годы здесь находили человеческие кости, даже в песочницах детишки с ужасом обнаруживали такие послания из прошлого. А в чём заключалась их вина? Кто-то что-то не то сказал, посмел отстаивать своё мнение, личные взгляды… Обвинения в большинстве своём были надуманными, недоказанными. А вот кто молчал, те остались живы. Среди ушедших из жизни было много священнослужителей. Как они могли молчать, когда в стране творились беззаконие и безнравственность, расстреливались политические противники и просто инакомыслящие? Как молчать, когда гибли люди?
В 1989 году на этом месте по благословению тогдашнего архиепископа Могилёвского и Мстиславского владыки Максима был возведён шестиметровый православный крест. Год спустя, 3 ноября 1990 года, владыка Максим совместно с ксендзом Владиславом отслужили панихиду по жертвам репрессий. Ведь здесь приняли мученическую смерть люди разных конфессий и убеждений, а также служители культа православного и католического исповедания. Тогдашнее руководство государством считало, что со временем классовая борьба будет только обостряться и без решительных мер, без насилия, а стало быть — без крови не обойтись.
И вот что ещё обратило на себя внимание — во время Крестного хода люди, переходя мост, с интересом смотрели на скульптуры львов, позитивно воспринимая инициативу руководства города по их установке и ассоциируя «царей природы» с защитниками родной земли. Такое впечатление, что это поднимает статус города, как крепкого орешка, который фашисты не могли почти месяц захватить, хотя их силы в несколько раз превосходили силы защитников нашего города. Хороший знак заключается и в том, что при реконструкции моста обнаружены остатки Троицкой церкви. История открывается и продолжается.
Александр БЕЛОХВОСТОВ, прихожанин Свято-Никольского собора, участник Крестного хода